Alice in the Country of Hearts.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alice in the Country of Hearts. » Конкурсы. » Голосование "Сердце, доблесть и забота."


Голосование "Сердце, доблесть и забота."

Сообщений 1 страница 3 из 3

Опрос

Ваш голос:
№1.

0% - 0
№2.

100% - 1
Голосов: 1

1

Голосование по этому конкурсу. Работы ждут не дождутся своего выхода :О
Участники старались, поэтому принимаем во счет.
Выбираем номер поста, который больше понравился, можно комментировать.
Никаких исправлений очепяток и прочего сделано не было.

0

2

№1.

Я проснулась рано, слишком рано, для моего обычного пробуждения в выходной день. Впрочем, не так рано, чтобы вновь опускать голову на подушку. Спать не хотелось абсолютно. Некое ощущение вновь появилось во мне. Странное, тягучее и ни капли не приятное. Хотелось от него избавиться, не обращать внимания, но не получалось. Тяжело вздохнув, я села на кровати. Мягкое пуховое одеяло с тихим шелестом скатилось на мои ноги, складываясь в гармошку. Потянувшись, я протерла глаза кулачками, после чего откинула одеяло в сторону. Спустив ноги вниз, я вздрогнула, ощущая прохладу паркета. По телу пробежались мурашки, заставляя меня поежится, но я только передернула плечами и покинула портал в обитель Морфея. Обнаженные ступни звонко шлепали по полу, распущенные волосы щекотали обнаженную спину. Да, я никогда не любила спать в футболках, пижамах, ночнушках и прочем. Они ощутимо терлись о кожу рук, что неимоверно сильно раздражало. Я по жизни такая… вечно чем-то недовольная, ничего не поделаешь. Поэтому сейчас на мне было лишь нижнее белье. Я с недавних пор заметила, что у меня пошел фетиш по нижнему белью. Без рюш и рисунков, что я любила раньше. Либо обычное, скучное такое, либо с кружевом. Я люблю гипюр, очень люблю. Но лишь на нижнем белье. Усмехнувшись своему отражению в зеркале, я потянулась за щеткой и зубной пастой. Глупая привычка, очень затратная к тому же. Я всегда чистила зубы утром два раза. Как проснусь, чтобы не ощущать тот неприятный привкус, и после завтрака, потому что мама приучила. Все-таки, привычка глупая, что не говори. А паста была моя любимая, с травами. Это значит, что в магазин ходил отец. Мама всегда покупала мятную или лечебную какую-то. Мы с папой больше любим травы. Сплюнув слюну, смешанную с пеной от пасты, я прополоскала рот и улыбнулась. Я взяла резинку, что лежала на полочке перед зеркалом и убрала волосы назад, делая пучок. Сейчас самая не любимая мной часть утреннего умывания – гели и лосьоны. Проблемная кожа обязывала заниматься этим каждый день. Я даже научилась смывать средства с лица гораздо быстрее, чем делала это раньше. Дело техники, иль как-то так. Промокнув лицо махровым полотенцем, я вернулась обратно в комнату. Надо было одеться, а потом завтрак. Живот довольно проурчал, в ожидании чего-нибудь вкусненького. А я вновь улыбнулась.
Спускаясь по лестнице, я уловила легкий аромат кофе. Значит, кто-то из родителей уже проснулся. Наверное, это был папа. Мама у меня была соней и зачастую в выходные спала до обеда. Сейчас это даже к лучшему. Оттянув рукава свитера вниз, я вошла на кухню, громко и протяжно произнося приветствие. Папа обернулся, улыбаясь мне, и кивнул в ответ, взглядом указав на турку со свежесваренным кофе. Я достала чашку и налила себе немного, усаживаясь на свое любимое место у окна. Здесь рядом была батарея, стена и обзор на улицу хороший. В этом году весна была ранней и весь снег уже растаял. Практически везде слякоть и лужи, но зато на деревьях появлялись почки, и много где прорастала трава. Сделав глоток, я поморщилась. Как-то не подумала я, что он горячий. Язык обожгла. Хмыкнув, я усмехнулась про себя. Такое случалось часто, но обычно с чаем. Я редко пью кофе, потому что мне лень его варить. У нас его вообще только папа варит. Вкусный такой, бодрящий и из настоящих зерен, а не эта какашка растворимая. Пила растворимый кофе раз в жизни. Не понравился. Я с удовольствием вдохнула аромат свеженьких тостов, что папа поставил передо мной. Я благодарственно улыбнулась, склоняясь к столу и кусая один из. Люблю так делать, потому что зубы не обжигаются и рукам не горячо. Родители так любили за этим наблюдать. На самом деле это смотрелось очень комично. Даже меня забавляло порой. А тосты были вкусные, хрустящие и мягонькие. А еще сверху была шоколадно-ореховая паста. Теперь она у меня на губах. Я слизнула ее языком, слегка размазывая по поверхности нижней губы. На кухне я просидела еще четверть часа, проболтав все это время с папой. И вели беседу мы о квантовой физике и полетах в космос. Неудачная шутка. А вообще, мы разговаривали о моей учебе, погоде, нас обоих достала слякоть, лучше бы уж снег был, а так же обсудили фильм, что смотрели вчера. Его название я не помнила, да и не знала вообще. Но веселенький такой, там Джимм Керри играл. Люблю его. Он сделал мое детство светлее.
Покинув кухню, я направилась к входной двери. Сейчас я собиралась прогуляться, подышать воздухом, навестить подругу. В кармане моих джинс лежала небольшая коробочка с подарком. Надев плащ и обув берцы, я вышла из дома, хлопнув дверью. Не так громко, чтобы разбудить маму, но и не так тихо, что спящая неподалеку собака не проснулась. Правда она, подняв морду и осмотревшись, вновь опустила ее на лапы и, кажется, уснула. Я не обратила на нее особого внимания, вставляя в уши наушники и включая музыку. Вчера я остановилась на Bomfunk MC's – Freestyler. Помнится, в начальной школе мы все вопили «Фристайло! Ракамакафон!». Хотя, мы зачастую и сейчас этим занимаемся, с той разницей, что иногда проскальзывает «раком на капот». Да уж, не приличная мы молодежь. Но нас это не трогало, ведь все развлекаются, как хотят. Я прибавила шагу, когда зазвучала музыка. Еще одна глупая привычка, менять темп, когда сменяется мелодия. Это забавно. Вот ты идешь медленно, еле переставляя ноги, бац, и уже быстро, с гордо поднятой головой. А идти мне далековато, на самом деле. Но нет, ехать на каком-либо транспорте я не хотела. Деньги были, желания не было. К ней я не любила ездить на чем-то. Лучше было бы пройтись, подготовиться. Я бывала там всего три раза, поэтому сейчас мне было слегка страшно. Но, не настолько страшно, чтобы бросать затею на полпути. Тем более что мне было, что ей рассказать. Столько всего произошло за то время, пока мы не виделись. Думаю, она будет рада слышать меня.
Спустя полчаса интенсивной ходьбы, я остановилась возле черной кованой ограды.
- «Привет, - тихо начала я, - я скучала», - знаете, это страшно, приходить на могилу к лучшей подруге. Страшно, но в тоже время волнующе. Меня бросало в дрожь каждый раз, когда я появлялась здесь, но и охватывало приятное чувство, осязание родного человека. Я любила ее как сестру, а возможно, что как дочь. Да, такая странная любовь к подруге. Но она особенная для меня. Особеннее моих парней, родителей. – «Знаешь, у нас тут столько всего случилось, - я говорила все так же тихо, с легкой полуулыбкой на лице, - мы писали гос-экзамен вчера, наша мисс ясовсемивстречалась нашла себе очередного ухажера», - на этом мой рассказ не закончился, но, думаю, не всем интересно слушать то, что произошло в моей жизни. А она, она знает это. Я закончила. Достав из кармана коробочку, я провела указательным пальцем по крышечке. Открыв калитку, я прошла за ограждение и подошла к могиле. Пальцы рефлекторно коснулись холодного мрамора, пробегаясь пальцами по имени и датам жизни подруги. Я давно перестала оплакивать ее смерть, но все же… сердце болезненно сжалось, при взгляде на ее улыбающуюся, такую счастливую, смотрящую на меня с фотографии своими большими зелеными глазами. Я так их любила. Ее глаза были яркими, почти изумрудными. И поистине огромными, но такими красивыми. Я моргнула. Кажется, появилось желание порыдать, сидя здесь вот, на лавочке. Но нельзя. Мама будет волноваться, если я приду с красными глазами и не менее красным носом. Я хмыкнула, кладя коробочку с подарком на постамент, -«С восьмым марта, дорогая.» - Подняв голову вверх, я подмигнула небу. Я уверена, что она видит меня, чувствует. Хотя, я ведь не верю в рай и жизнь после смерти. И все же, - «пока-пока. Я еще приду», - махнув рукой, я покинула кусочек земли, огражденный кованой оградой. Вернусь, обязательно. И не раз. А сейчас домой, где ждут родители и надо поздравить маму с женским днем. А главное, пока иду, вспомнить, где лежит подарок для нее.
Я возвращалась под Sum 41 –  Jessica Kill, периодами пропевая «сисик» и ловя странные взгляды на себе. Наверное, мне следует петь тише.

0

3

№2.

Не знаю точно, зачем я вообще на это согласилась. Быть может, поспособствовала мать, которая неожиданно отправила меня погулять. А это вообще редкость, уж скорее она меня нагрузит делами, и буду я, прямо как Золушка, заниматься абсолютно бесполезными, на мой взгляд, вещами. А может, все дело в моем мелком и наглом братце, который осмелился намекнуть, что если я не прекращу просиживать штаны дома, то к старости лет останусь совсем одна.

Итак, был холодный февральский вечер, четырнадцатое февраля, как это ни печально, подходило к концу. А я, подрагивая от холода, куталась в легкую курточку – говорила же мать, чтобы оделась теплее… Но, нет, Яндексу я поверила больше, а потому сосулька на моем носе увеличивалась прямо пропорционально тому времени, что я провела на улице в ожидании своего парня. Перчатки, разумеется, я дома оставила, так как из-за них и без того забитые карманы казались просто огромными. Тупые стереотипы, тупые женщины, тупой праздник. Именно эти мысли сопровождали меня каждый раз, когда я вытаскивала руку с телефоном из кармана, чтобы посмотреть, который уже час. Эх, как хорошо было всего пару лет назад, когда опаздывающие женщины считались саморазумеющимся фактом. А теперь угадайте, кто опаздывает в наши дни? Конечно же, МУЖЧИНЫ.

Я в очередной раз тоскливо посмотрела на дисплей, перепрыгивая с ноги на ногу. Это непунктуальное существо, у которого напрочь отсутствовало понятие о времени и манерах вообще, смело опаздывать на целых полчаса! Вы представляете, я ЦЕЛЫХ полчаса торчу на морозе, дрыгаю ногами и веду себя крайне глупо. Зря я вообще на это согласилась, так бы сидела дома в тепле, мама как раз блины приготовила…

При мыслях о блинах, мой желудок недовольно заурчал, напоминая, что ела я в последний раз часа три назад, а может, и больше. Холодный ветер дул прямо в лицо, шарф уже нисколечко не мог спасти меня от него, а потому сосулька на носу все росла. Практически наверняка именно от скрежета моих зубов все случайные прохожие разбежались, а скрежет казался мне просто оглушительным. Я стояла совсем одна посреди нашего местного парка, где я и договорилась встретиться с «любовью всей моей жизни». Конечно, он был очень милым и всегда понимал меня лучше других, но чаще всего он вел себя, как толстый тролль. Этот болван постоянно издевался надо мной, подшучивал, а потому я уже начинала подумывать о том, что это очередная его шутка. Я проторчу здесь на морозе часа два, а он в это время будет сидеть дома и наслаждаться троллингом. Но все же он не настолько тролль, чтобы так шутить.

Почему время тянется так медленно? Казалось, прошла целая вечность, а пролетели всего жалкие две минуты, в течение которых я громко скрежетала зубами, танцевала какой-то непонятный танец и пыталась удержаться на ногах. И все это одновременно. Да я же просто Цезарь…

- Если он не придет через пять минут, я пойду домой, - мрачно констатировала я, сверившись с часами.
- Я всегда говорил, что разговоры с самим собой до добра не доводят, - заметил ехидный голос прямо позади меня. А теперь угадайте, кому он принадлежал!

Обернувшись, я увидела перед собой того человека, которого дожидалась целых тридцать пять минут и восемь секунд! Каков нахал! Однако от одной этой ухмылки вся злость улетучилась, будто и не было тех злосчастных получасов, которые я простояла на морозе.

- Противный! – все же не смогла не сказать я. – Разве вежливо заставлять девушку ждать?
- А разве не глупо приходить за час раньше назначенного срока? – фыркнул парень, держа руки за спиной.
- ЧТО? Я пришла раньше? – удивлению моему не было предела, я ошарашенно открыла рот, но так и не нашла, что сказать.
- Нет, конечно, я шучу. Но мне так нравится наблюдать за твоей реакцией, - он хихикнул, а я покраснела от того, что опять повелась на один из его излюбленных трюков.

Но всего спустя мгновение злость моя улетучилась, так как парень развел руки в стороны и показал мне «небольшой», по его словам, подарок. Его руки были нагружены всевозможным шоколадом: белый, черный, молочный… У меня на какой-то миг захватило дух. Нет, все же этот человек знает меня лучше всех. А шоколад я любила, причем мне не было важно, какой он марки или вкуса, любила и все.

- Я так и знал, что у тебя будет такая реакция, - усмехнулся парень, а затем, все же заметив, что я замерзла, сказал: – Ну, пойдем в тепло?
- Угу, - ответила я, прижимаясь к нему. Ну, так стало хоть немного теплее.

0


Вы здесь » Alice in the Country of Hearts. » Конкурсы. » Голосование "Сердце, доблесть и забота."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC